Пенсии всем оставшимся

kmo_168486_00066_1_t218_233814

В рамках опубликованного ОЭСР обзора трендов в пенсионных системах мира впервые представлен обзор ситуации с редко обсуждаемой, но дорогой частью мировой социальной политики — пенсиями по утрате партнера в семье. Как демонстрирует ОЭСР, расходы на такие пенсии могут достигать 2,5% ВВП, а единого подхода к поддержке неработавших членов семьи, потерявших мужа или жену, не существует. Кроме того, пока нет ясности с тем, будет ли этот институт развиваться.

Обзор пенсионных систем ОЭСР в 2018 году содержит policy paper — спецраздел, посвященный нечасто обсуждаемой в мире теме, в российской юридической практике похожей на «пенсии по утрате кормильца», в терминологии ОЭСР — survivors pensions. Речь идет о существующей во многих странах ОЭСР соцподдержке физлиц после смерти супруга: как констатирует организация, в отличие от более или менее общих трендов пенсионных систем, эти пенсии (или механизмы, их замещающие) развиваются отдельно и без признанных мировых образцов.

Уже в самом заголовке этой части обзора есть постановка вопроса: «По-прежнему ли нужны пенсии по потере кормильца?» На практике и это не слишком точное описание проблемы. Действительно, в ряде стран (как в Германии, Турции, Испании и Люксембурге) появление таких пенсий было связано с большим числом женщин, занятых домохозяйством и в случае вдовства лишающихся средств к существованию: это проблема консервативных обществ с устойчивым институтом семьи и низкой женской занятостью, в какой-то степени — наследие XX века (в последние десятилетия число неработающих женщин существенно сокращалось). Впрочем, 15% лиц, затронутых проблемой,— мужчины, чей уровень жизни резко снижается (в том числе ниже уровня бедности) в случае смерти жены. В том или ином виде поддержка таких лиц есть в большинстве стран ОЭСР. Однако если в Литве (уже в постсоветское время), Турции (в 1980-е) и Германии такие программы покрывают 40% пенсионеров по возрасту, то в Эстонии, Австралии, Нидерландах, Норвегии — 5%.

Объем замещения утраченного дохода в среднем по ОЭСР для таких лиц составляет 60%, но единой практики нет: в Дании, Норвегии, Швеции и странах Балтии такие пенсии непостоянны и малы, а в Бельгии, Ирландии, Мексике, США и Польше замещение составляет минимум 80%. В Израиле и Швейцарии «пенсии оставшимся» включены в систему пенсионных накоплений, а в ряде стран — в распределительную систему. В 17 странах из 28 есть возрастной порог — от 35 лет в Португалии и 40 в Израиле до 63 в Эстонии и Венгрии. Где-то такие пенсии бессрочны, но часто они платятся от года (Венгрия) до трех-пяти лет (как в Греции или Португалии, где срок зависит от возраста вдовца или вдовы), в ряде случаев выплаты прекращаются в пенсионном возрасте. Наконец, в ряде стран ОЭСР такие пенсии платят после развода и даже последующего брака «выжившего» (Финляндия, Франция, Польша, Испания, США). Какой-либо системы в этом обнаружить почти невозможно — «пенсии по утрате кормильца» обсуждаются обычно без больших политических дискуссий. Стоят они пенсионной системе (или бюджетам) от менее 0,5% ВВП в год (12 стран ОЭСР, в том числе Великобритания, Австралия, Канада, Южная Корея) до 2,3% ВВП и выше (Греция, Италия, Испания).

В сравнении с 1990-ми годами расходы в мире на такие пенсии снижались. Но гарантий, что это постоянный процесс, нет — Испании и Люксембургу пришлось резко увеличить траты на эти цели. Часть стран склонна уравнивать гражданские союзы (в том числе однополые) с обычными браками в этом вопросе. Трансформация понятий семьи и домохозяйства и стандартов брачных практик в будущем также могут изменить тренды, как и рост продолжительности жизни, особенно если сокращение разницы в средней продолжительности жизни мужчин и женщин в мире окажется неустойчивым. В обзоре ОЭСР призывает к «модернизации» такого соцобеспечения и — осторожно — к разработке общих подходов. Хотя для России в силу высокой женской занятости этот вопрос сейчас выглядит теоретическим и второстепенным, тема «пенсий вдовам» вполне может стать неожиданно актуальной и для нее — стандарты ОЭСР обычно быстро распространяются, в том числе на политическом уровне.

Дмитрий Бутрин

kommersant.ru