Граждане поделились страхами

kmo_164379_00008_1_t218_233307

Россиян более всего беспокоят риски безработицы или снижения зарплаты, следует из опроса РАНХиГС и Института Гайдара. Больше всего опасаются за свое будущее работники старше 45 лет, 40% которых видят мало путей для своей самореализации. Далее в «рейтинге» социальных опасений — возможное ухудшение экологической ситуации, неудовлетворение качеством жизни в своем населенном пункте и ограничение возможности выражать свои политические взгляды.

Около четверти россиян недовольны своим социальным положением (под ним в данном случае понимаются условия проживания, экология, питание и так далее), следует из нового «Мониторинга экономической ситуации в России» РАНХиГС и Института Гайдара. Более всего их беспокоит вероятность потери работы или снижения зарплаты — этого опасаются 23% опрошенных. При этом наиболее высокие оценки удовлетворенности ситуацией на рынке труда дают представители самой молодой группы трудоспособного населения, самые низкие — работники в возрасте 45 лет и старше.

“Ъ” уже писал о возможной стабилизации уровня безработицы (в диапазоне 4,5–4,7%) после длительного периода ее снижения (см. номер от 8 октября). В ЦМАКП ранее отмечали стабилизацию спроса на рабочую силу на уровне 74 млн человек (а также и занятости с учетом сезонности) в третьем квартале 2018 года. Институт Гайдара фиксировал рост числа увольнений в октябре, что увеличивает вероятность разворота тренда в сторону роста безработицы уже в четвертом квартале.

На втором месте «рейтинга» социальных опасений — возможное ухудшение экологической ситуации (21,4% опрошенных), третье место занимает неудовлетворение качеством жизни в своем населенном пункте (16%) и ограничение возможности выражать свои политические взгляды (15,4%).

Отметим, что одновременно с ростом опасений людей старшего возраста по поводу возможного увольнения опрос зафиксировал и их скептическое отношение к самореализации в целом. 47,4% респондентов в возрасте 55–65 лет заявили о том, что возможности для самореализации у них «скорее отсутствуют». Респондентов в возрасте 45–54 лет, давших такой же ответ,— 42,2%, среди опрошенных в возрасте 25–34 лет таких всего 23,3%. При этом минимальная доля заявляющих о возможности самореализации (40%) находится в группе, не обладающей ни материальными, ни социальными ресурсами — то есть среди небогатых граждан, максимальная (85%) — среди обеспеченной части населения. Отметим, что именно категория «старше 45» этим летом была в фокусе пропаганды активного долголетия в связи с предстоящим повышением пенсионного возраста. При этом, как ранее отмечалось в исследовании Высшей школы экономики, эта аудитория наименее восприимчива к популяризации нового образа жизни.

Анастасия Мануйлова

kommersant.ru